Машина геноцида русских: взгляд технолога

Александр Стреле.

Как сломать машину геноцида русских? Мой ответ таков: сперва нужно её понять, разобраться с её механизмом. Нужно осознать, что именно в современной жизни убивает русских (а также "лиц, приравненных к русским" - сербов, белорусов, армян и др.) как народ, и как людей, в современной жизни, и только тогда появится возможность исключить это из государственной практики.

Машина геноцида очень часто и очень многих использует "вслепую". Вот, например, геноцид русских мальчиков в армии: механизм прост и изящен. Государство делает вид, что борется с дедовщиной. Каждого полковника, в чьем полку будет факт дедовщины, сурово - вплоть до снятия с должности - карают. К чему это приводит на практике? Полковники заминают любые случаи дедовщины любыми доступными им способами. Если бы государство вместо того, чтобы карать полковников за факты дедовщины, карало бы их за факты сокрытия дедовщины - от дедовщины за несколько дней не осталось бы и следа. Это пример того, как технологически осуществляется скрытый, "белый" геноцид: по виду борьба с явлением, по факту - его раздувание и поощрение...

В Армении изучение геноцидов поставлено на довольно широкую ногу, и относительно русского геноцида я советовался с очень многими компетентными специалистами. Вначале разноголосица их мнений удивила меня. Никто не отрицал самого факта проведения против русских "белого геноцида", однако природу, машину, технологию геноцида описывали совершенно по-разному.

Затем я понял, что мы имеем дело со сложной машиной, сочетающей в себе все возможные формы геноцида. На русских обрушился не отдельный вид или тип геноцида, а целая совокупность геноцидов, сплетенных в единую сеть.

Сейчас объясню. Есть такая форма геноцида, как прямое физическое убийство - ножом, палкой, пулей, бомбой, пожаром и т.п. Этот геноцид называют физическим - т.е. технологически основанным на законах физики. Против русских такой геноцид применялся и применяется, но только там, где это можно сделать в относительной безопасности для убийц. Напомню о Баку 1990 года, где русских вырезали не меньше, чем армян, о чем преступно молчат СМИ. Напомню, что в Грузии из 30 русских сел осталось сегодня только пять. Совсем уж хрестоматийно - резня русских в Чечне при людоеде Дудаеве, вообще обстановка на Северном Кавказе, где убийства русских семьями практикуются много лет. Сопутствующие этому явлению явления - геноциды сербов и армян, производившиеся в одно время с геноцидом русских, одними политическими силами и с одной целью. Напомню также, что Кондопога дала в итоге только русские трупы, иначе говоря, речь там идет о том, что пришельцы резали русских, а отнюдь не наоборот, как нам пытаются внушить.

Однако общий геноцид русских отнюдь не исчерпывается крайними проявлениями физического геноцида. Мы можем выделить технологии физиологического и психического геноцида, которые активно используются там, где, извините за грустный каламбур, нет физической возможности запустить физический геноцид.

Факты умерщвления части русских ельцинским голодомором и предельной нищетой следует считать переходными от физического к физиологическому геноциду. С одной стороны, смерть от физического истощения организма - это убийство, с другой - особое убийство, использующее в качестве оружия физиологию.

Физиологический геноцид не включает в себя в чистом виде голодомор. Он тоньше, с одной стороны - гуманнее, с другой - опаснее и коварнее физического геноцида. Физиологический геноцид, применяемый и сегодня против основной массы русских и приравненных к ним категорий граждан - это удовлетворение первой необходимости, сочетающееся с накоплением недостаточности предметов долгосрочной необходимости. Это по-научному. По-людски это звучит так: сдохнуть не дают, и жить не дают. Да, это не голодомор в ельцинском смысле слова, но это "печалемор", постепенное угасание жизненных сил русского человека в условиях крайней физиологической ужатости, искалеченного привычной и безысходной нищетой быта.

Экономическая справка:

Главное правило труда и заработка - соответствие трудового напряжения интенсивности последующего потребления. Потребление должно согласовываться как с человекочасами труда, так и с иными критериями эффективности труда - квалификацией, разрядностью, уникальностью работы и пр. Рассечение связи между интенсивностью труда и объемами потребления, волюнтаризм как в сфере назначения объемов труда (например, 12 часов вместо 8), так и в сфере вознаграждения за труд (в соответствии с произволом начальства) - есть экономический инструмент геноцида. Разница в оплате за одинаковый труд, разрыв соподчиненности оплаты, определенные едиными сетками (когда оплата начальства получает возможность расти вне и помимо оплаты подчиненных) - так же есть экономический инструмент геноцида. Отрыв интенсивности труда от размеров заработка не только порождает катастрофическое падение производительности труда, но и создает невыносимую морально-психологическую обстановку в коллективе - в частности, в коллективе, который называется государством.

Факты заработков, пенсий и пособий, которые ниже официального прожиточного минимума - это факты физического убийства русских. Факты искажений при расчете прожиточного минимума, крайнее занижение его показателей - это факты физиологического умерщвления нации. Понимаете, потребности человека делятся на краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные. Человек без воды может прожить значительно дольше, чем без воздуха, без пищи - дольше, чем без воды, без новой одежды - значительно дольше, чем без пищи, без собственного жилища - дольше даже, чем без новой одежды. Но это не значит, что одежда и жилище не являются предметами безусловной необходимости для выживания человека. Если кто-то, снабдив человека воздухом, скажет - мол, теперь я спокоен, дышать ему есть чем, а без пищи и воды сколько-то перебьётся - мы справедливо назовем это убийством. А как мы назовем того, кто, снабдив человека воздухом, водой и дрянной пищей, скажет, что человеку и сего довольно, и нечего его одевать там, дом ему строить и т.п.?

Физиологическое выживание не есть жизнь. Физиологическое выживание есть кратковременное - заметим особо! - кратковременное преодоление смерти. Человеку должны быть даны не только инструменты физиологического выживания, но и какие-то простые человеческие радости, он должен иметь возможность не только на предельно-необходимые расходы, но и на некоторые расходы, ошибочно заносимые в разряд роскоши.

Иначе - "печалемор" - долгое и мучительное угасание у миски похлебки, которая - допускаю - может быть, даже и полна до краев. Человек в крайней, предельной печали умирает не от голода, а от пусть даже сытой, но безнадежности, неверия в то, что будет какой-то выход к лучшему. Двадцать лет без правы верить в лучшее будущее - слишком долгий срок, чтобы не скатиться к "печалемору"...

Физиологическое давление на русского человека сегодня колоссально. Например, является ли собственное жилище предметом первой необходимости? Учитывая русский климат - безусловно. Значит ли это, что платежи по ипотеке должны быть внесены в прожиточный минимум? Видимо, да. Но вообразите, какой величины станет прожиточный минимум, если их туда внести! Окажется, что большинство из нас - попросту за чертой - не бедности даже - нищеты!

Даже если люди этого не понимают - они это подсознательно чувствуют. Физиологическое давление, многолетнее ущемление нормальных, простых человеческих потребностей перерастает в машине геноцида русских в склонение и даже принуждение к самоубийству, а также препятствует нормальному размножению, репродукции нации.

Как организован физиологический геноцид русских? У него есть заказчики и есть исполнители. Хроническую бедность заказала мировая закулиса, а выполняет совокупность россиянских начальников. Уже на уровне печатного станка организована крайняя нехватка денег для нормального оборота внутри страны. Денежная масса привязана не к совокупности выпускаемых товаров, а к "валютному коридору". Её катастрофически не хватает для обеспечения нужд страны.

Вообразите ситуацию: если катастрофически не хватает воды для полива полей, что станет с урожаем? Но даже и та вода, которая отпущена на полив (даже и те деньги, которые все-таки выпущены в оборот), практически целиком идет на участки власть имущих. До дальних участков простых русских не доходит по арыку почти ничего...

Принцип выравнивания доходов - нормальная практика наиболее развитых капиталистических государств. В них 10% самых богатых имеют доходы ВСЕГО ЛИШЬ в 4-6 раз выше, чем 10% самых бедных. Почему? Да потому, что без правила выравнивания доходов в условиях беспредельной борьбы с уравниловкой у начальства возникает соблазн забрать себе ВСЕ деньги, а подчиненным не дать ничего. Когда власть дает начальнику возможность неограниченного обогащения, она автоматически (даже если ни она, ни начальник об этом не думают) включает механизм физиологического геноцида подчиненных. Аппетит приходит во время еды - говорят французы, а они знают толк в еде. Пользуясь своей возможностью распределять, человек начнет перманентно увеличивать свою долю и столь же перманентно сокращать долю своих подчиненных.

Собственно, практика РФ доказала это на все 100%, растущий разрыв между богатством и бедностью такой же инструмент физиологического геноцида русских, как и занижение потребности страны в денежной массе.

Двадцатилетнее давление на физиологические потребности сформировало в русской среде крайний потребительский невроз, истерическое состояние психики, деньги (которых постоянно не хватает на самое необходимое) превратились в навязчивую идею народа. Народ утратил способности к созерцанию, любознательности, эстетическому наслаждению, утратил потребности ко всем удовольствиям, которые не носят денежного выражения.

Естественно, машина русского геноцида носит не чисто физиологический, а психо-физиологический характер, в котором элементы психического геноцида усиливают и катализируют физиологический геноцид, и наоборот. Двадцатилетняя патология искалеченной, изувеченной в потребительском смысле жизни сопровождается такой же патологией в области СМИ и информационной сферы. Важным элементом геноцида является АБСОЛЮТНОЕ БЕЗУМИЕ того информационного потока, который идет как из телевизора, так и из большинства печатных СМИ.

Если физиологическое давление на русского человека (путем крайнего занижения его доходов) является "принуждением к самоубийству" (мы тебя убивать не будем, так изведем, что сам повесишься!), то психоинформационное давление сегодня - это "принуждение к безумию". Во-первых, виртуальный мир для русского человека предпочтительнее реального, потому что в реальном его ждет настолько серая, унылая бесперспективность, что благом кажется сбежать оттуда куда угодно. Но виртуальный мир РФ - это не "исправленная реальность", которая могла бы помочь преодолеть несовершенства реальности.

Виртуальный мир РФ - это сюрреализм, это воспаленный бред тяжело больных сознаний, это коллективное творчество психопатов. Так получается слияние двух процессов: физиологическая ущемленность русского человека усиливает в нем психопатические настроения, которые находят свой отзвук (и усиление) в СМИ РФ, а найдя - сами уже выступают причиной нарастающего физиологического ущемления.

Важной чертой геноцида русских является то, что подавляющая масса непосредственных исполнителей геноцида не знает и даже не догадывается о своей роли. Коррупционер или мошенник, которых государство В ПРИНЦИПЕ не подавляет, не задаются вопросом - ПОЧЕМУ? Им хорошо, и все. То, что их неподавление, их поощрение безнаказанностью есть часть плана геноцида - они не скажут даже под пыткой, потому что и сами этого плана не знают. Психопат, которого выпустили на телевидение, тоже не знает - почему и зачем его отобрали и выпустили. Следовательно, и утечки информации от него быть не может - он ничего не знает об общем плане геноцида, он лишь реализует свою патологическую личность на ТВ...

Таким образом, машина геноцида русских имеет три рабочих лезвия. Первое - это убийство русских. Второе - это доведение русских до самоубийства (и отказа от деторождения) через создание долговременно-невыносимых условий жизни. Третье - это доведение русских до самоубийства через провоцирование в них безумия, потому что конечный пункт любой психопатологии - это именно самоубийство.

Рабочие лезвия геноцида имеют видимость автономных процессов и закрепляются через посредство многоколенчатого приводного устройства, отделяющего лезвия от двигателя геноцида. В политологии это называется "стратегией непрямых действий" - т.е. искусством так толкнуть Сидорова, чтобы в итоге упал Петров. В процессах убийства, доведения до самоубийства и сведения с ума активно используется духовный террор против русских - т.е. кощунственное глумление и всенародное показательное опровержение всего того, что составляло на протяжении веков душу народа, его вековой опыт и выбор.

Как сломать машину геноцида? Нетрудно это сделать, если иметь в виду особенности её конструкции. Во-первых, это военно-силовой незамедлительный ответ на каждую попытку убить русского за то, что он русский. Во-вторых, каждому русскому должно быть гарантировано право на жизнь, включающее и удовлетворение физиологических потребностей - государство должно напечатать нужное количество денег и проследить за их справедливым распределением. В третьих, нужна психиатрическая квалифицированная цензура, которая смоет тяжкое марево безумия в СМИ и в потоках информации, нужна ясная и четкая идеология режима, которая будет отсеивать соответствия и несоответствия себе в информационном пространстве.

Вазген Авагян

В океане несправедливости и унижения, в который окунули русских, эксцессы неизбежны, и любой нормальный инородец это отчетливо осознает.

Если покойный "гений", увенчанный венком из лаврового листа всем либералистским сообществом, Егор Гайдар публично говорил: "Россия как государство русских не имеет исторической перспективы", - это симптом.

Если героиня новой элиты Ксения Собчак мило щебечет: "Такие вот люди называются быдлом - которые завидуют, ненавидят меня... И эта черта, кстати, свойственна именно русским, поэтому я люблю евреев", - это дважды симптом.

Или вот знаменитое настроение А. Чубайса (из его интервью прессе): "Я перечитал всего Достоевского и теперь к этому человеку не чувствую ничего, кроме физической ненависти. Когда я вижу в его книгах мысли, что русский народ - народ особый, богоизбранный, мне хочется порвать его на куски".

Называемая великим писателем и наследницей Толстых Татьяна Толстая вещает: "Страна не такова, чтобы ей соответствовать!.. Ее надо тащить за собой, дуру толстожопую, косную! Вот сейчас, может, руководство пытается соответствовать, быть таким же... тупым, как народ, таким же отсталым, как народ".

Альфред Кох, один из лидеров ельцинских реформ, весьма обстоятельно описал свое кредо: "Сейчас Россия появилась, а она никому не нужна. В мировом хозяйстве нет для нее места... Русские ничего заработать не могут... Они так собой любуются, они до сих пор восхищаются своим балетом и своей классической литературой 19 века, что они уже не в состоянии ничего сделать. Сырьевой придаток. Безусловная эмиграция всех людей, которые могут думать... Далее - развал, превращение в десяток маленьких государств... Я, откровенно говоря, не понимаю, почему хаос в России может стать угрозой всему миру. Только лишь потому, что у нее есть атомное оружие?.. Чтобы отобрать у нее атомное оружие, достаточно парашютно-десантной дивизии. Однажды высадиться и забрать все эти ракеты к чертовой матери... армия не в состоянии оказать никакого сопротивления".

Ну а любимица публики Новодворская открыто выбалтывает то, что у "элиты" на уме: "Гражданские права существуют для людей просвещенных... В зоне все откровеннее. Там есть права для всех, кроме как для "опущенных", "для петухов". И дело здесь не в физиологии, а в силе духа. Жалкие, несостоятельные в духовном плане, трусливые спят у параши и никаких прав не имеют. Если таким давать права, понизится общий уровень человечества... Русские в Эстонии и Латвии доказали своим нытьем, своей лингвистической бездарностью, своей тягой назад в СССР, своим пристрастием к красным флагам, что их нельзя с правами пускать в европейскую цивилизацию. Их положили у параши и правильно сделали. А когда Нарва требует себе автономии, для меня это равносильно требованию лагерных "петухов" дать им самоуправление".

Известнейшие психологи Медведева и Шишова вспоминают, как услышали от г-на Юргенса, души ИНСОРа: "Какие там инновации, какая индустрия! Судьба России - вывозить нефть и другое сырьё! Забудьте об остальном!"

Или вот мнение героя ЭрЭфии Ахмада Кадырова, именем которого улицы называют и которому памятники в ЭрЭфии ставят: "Я не говорил, что каждый чеченец должен убить 150 русских. Я говорил: сколько можно, столько убивайте. Без ограничений".

Не знаю, доводилось ли неграм выслушивать от своих "белых сахибов" столько грязи, сколько выслушивают молчаливые русские от обнаглевшей, причисляющей себя к элите неруси.

Речь, конечно, о всех, презревших закон гостеприимства и усевшихся на шею к хозяину дома. По закону больших чисел попадет, конечно, под горячую руку и невиновным, такова жизнь. Тем моим соотечественникам, которые опасаются попасть под каток в целом справедливого русского гнева, могу посоветовать: лучшее лекарство от ксенофобии в России - это скорейшее и максимально полное возвращение гражданского и социального равноправия хозяину земли русской - русскому народу. Тот из инородцев, кто борется ЗА это - встанет в один ряд с победителями и получит заслуженную награду. Ну а тот, кто ПРОТИВ этого - пусть помнит, что историческое возмездие не всегда пропорционально деяниям...

Так ли это? Неизбежна ли русская победа, которую я считаю и своей победой тоже? Позвольте предъявить сомневающимся такое доказательство, как победу русских националистов в ЛОГОМАХИИ - войне языков и смыслов. Противники русских националистов на этом поле УЖЕ сдались и УЖЕ прекратили всякие дискуссии. Они ещё держатся физически, они ещё спорят дубинками, водометами, террором - но они уже сами утратили веру в справедливость своего дела, перешли на язык своего врага, стали видеть мир глазами своего врага.

Как говорят во Франции, сидеть на одних штыках - колко. Именно от этой колкости поёживаются русофобы. Да, крепки и мускулисты волосатые коррумпированные руки, но мысль мертва, мозг угасает. Но УБЕДИТЬ уже не в силах.

Я, старый армянин, многое повидавший, отдавший свою жизнь индустрии Армянской ССР, и на правах старого, бывалого человека, сменившего немало руководящих постов, скажу: победа ВСЕГДА свершается сначала в ДУХЕ и лишь затем - часто с немалым опозданием - её догоняет материя. Нечто, умерев, потеряв двигатель, может чисто по инерции катиться ещё многие годы по накатанной колее. Но то, что это мертвое ещё движется, вовсе не отменяет того факта, что оно уже мертво.

Так умирал СССР и советская идеология - я это помню. Ещё работала на полных оборотах советская могучая индустрия; ещё громоздились армады советских танков и маршировали советские войска, казавшиеся неисчислимыми; ещё корпели в кабинетах вооруженные лучшей техникой спецслужбы; ещё пульсировала имперская власть на всех континентах планеты... Всё ещё было, умерла только вера людская, доверие к тому, что провозглашается истиной. И с тех самых пор крушение СССР стало только вопросом времени.

Сегодня я холодно констатирую: ЭрЭфия духовно мертва. Идеалов у нее нет никаких, её доводы никого не убеждают, в её легитимность и благость никто не верит. ЭрЭфия судорожно агонизирует - то ворует у оппозиции патриотические лозунги и пытается свести в строй молодёжь (Пусть!). То пытается жалобно обосновать свою природную, либеральную природу: нельзя цены заморозить, все товары из страны утекут... То есть и хотелось бы заморозить, да неумеха я, страна моя - дырявое решето, из которого все без моей воли утекает...

Но самое главное: нет дискуссии. Власть не выставляет более против оппозиции спорщиков-поединщиков. Это - диагноз. Максим Калашников, милитарист-футуролог, удовлетворенно подмечает: мы завоевали интернет-пространство, любой либерал, который рискнет выйти в интернет-форум с "комментами", будет тут же заклеван, как белая ворона. Хасид С.Белковский убежден: дай народу возможность по настоящему выбирать - он непременно выберет националистов и отменит итоги приватизации 1990-х годов.